01:56 

Опусов поднакопилось. Вот, решила похвастаться.

Mori Mey
по дождливым улицам без зонта, мостовыми и лужами босиком
Я распахиваю окна, открываю настеж двери
И часами на пороге я стою, упорно жду,
что вот-вот случится чудо, что вот-вот за мной приедет
Принц в сверкающих доспехах, что услышу за версту,
Как зацокают копыта по асфальтовой дорожке,
Как собаки лай поднимут, и заохает толпа.
Только что-то он не едет. Подожду еще немножко.
День-другой, неделю, месяц, год, а ,может быть, и два...


А ветер не унимается,
рвет с силой с деревьев сон.
Вдогонку за мною катится
оранжевых листьев сомн.
А мне по дороге с листьями,
в зиму и темноту,
следы выводить чернильные
по снежному по листу.
Но рано еще печалиться
и кутаться в зимний сон.
кленовая медь качается
под ветра протяжный стон....


Тишина в этом мире не мыслима...
Сотни звуков истошных, неистовых,
вырываются в небо, как выстрелы,
из бесчисленных глоток и труб.
И летит и грохочет, и мечется
эта музыка бесконечная,
все свивая в единое месиво,
превращая в единственный звук.

жду солнца, а солнца нет.
Растет и растет тревога.
А что если этот свет
навеки оставлен богом..
Болезненно серый, он
оставлен клубиться дымом,
рождая тоскливый звон,
пропахнув насквозь бензином...


В доме не моем окна к солнцу,
Стекла все в пыли да кривые рамы.
В щелку меж дверей ветер бьется.
В доме не моем мне не рады.
А за окнами - май, бродит лето,
А за окнами - парки в зелени,
В парках - люди, почти раздетые.
А я - в комнатке, пропахшей ленью.
И по делам я уже опоздала,
А погулять без меня ушел милый,
И только окна мне кривые достались,
да лето в щелочку вдыхать что есть силы.

Я жду без грусти, без безнадежности дождаться,
Я жду и знаю, что день рабочий будет кончен.
И в ожиданьи, в бесхитростном и буднем танце
я вижу счастье, его значительность и прочность.

Мост Императора Петра Великого
в Неву глядится рогатым ликом,
вокруг опор, как пчелы - в сотах,
кружатся - вьются водовороты,
из баловства и веселья ради
узор рисуя на водной глади,
На память вечную былых деяний
стоит горбатое изваяние.
Потомкам что ли так больше нравится,
названье новое - и вещь не старится,
переиначили, не дав опомниться,
из императорского - в Большеохтинский.
Таблички новые с боков поставили,
сменив название, суть оставили.
Табличкам синеньким не очень верится,
названье новое к мосту не клеится,
И литер бронзовых глаголют лики:
"мост Императора Петра Великого".


Изнемогая от непогоды,
там, наверху, двумя метрами выше,
Вечно спешащие пешеходы,
мерно втекающие под крыши
буро-малиново-серой кашей
в крапинках зонтиков и уборов.
Если ты слышишь, не вздумай даже
слушать их пошлые разговоры,
если ты слышишь, скорее спрячься
под чешую из приличий, только
не позволяй им себя касаться,
не открывай им себя настолько,
чтобы могло чье-то жало впиться
в плоть приоткрытой случайно пятки.
Я обнаружена и подбита.
мне не даются такие прятки.


Сбежать от всех, укрыться бы в тени
отяжелевших яблоневых веток
и слушать, как позвякивает ветер
созревшим плодом. руку протяни -
и алый плод познанья и раздора,
облитый ядом, обожжет ладонь
восторженно-немого визитера...


Я бреду в компании фото-
аппарата. Вдвоем не скучно.
Нам одна на двоих забота -
панорамы искать получше.
И звезда моя нынче ярка,
и луны осколочек светел.
Мне ни холодно и ни жарко,
мне просторно на этом свете.
Фонарей ряд горит покойно,
отгоняя ночные тени,
и в затылке немножко больно
от давнишнего запустенья.

Демоническое начало.
Договора не заключала,
с тем, кто скалится из зерцала
и кровавым косит зрачком.
И откуда бы взяться зверю,
Я в его естество не верю.
Указала ему на двери -
он обратно шмыгнул ползком.
Мне его не нужны услуги,
Он не слушает, тычет в руки
Мне бумаги рулон упругий,
Окровавленное перо
и подмигивает лукаво...
Только этого не хватало!
Перьевое скользнуло жало
Моей подписи узелком.

Социально распределенная,
я уже не отдельное частное,
а подсчитанное, учтенное
и зависимое причастное.
Все душевные мои качества,
все умения и достоинства
в личном деле перечисляются,
в бухгалтерии покоятся.
Я - противник режимов полочных!
Буду требовать хоть бы мнимого
права личного одиночества,
так душевно необходимого.


А у меня не пишутся стихи.
И кофе убегает, хоть ты тресни,
в который раз. Кому-то интересней
писать на стенах с этой же тоски
три буквы...
А для меня — сплетенье нервных букв,
нестройных литер, вытянутых в строчки.
И надо бы заняться чем-то срочно,
и вроде бы покамест недосуг.

URL
Комментарии
2013-07-30 в 23:05 

Селтиминор
Мне понравилось:)

     

* * * *

главная